Irina-vaiman.ru

Дизайн и Архитектура
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

The Elder Scrolls V: Skyrim

The Elder Scrolls V: Skyrim

Скайрим — холодная страна на самом севере континента Тамриэль, где живут норды: суровые люди, привыкшие к снегам, скалам и ледяному морю. Издавна народ нордов Скайрима принадлежал к числу самых верных последователей Империи Тамриэль. Но когда проигравший (на самом деле не проигравший, но вынужденный пойти на компромисс чтобы избежать дальнейшего мочилова) войну император был вынужден запретить культ бога-героя Талоса, самого почитаемого бога среди нордов, в северных землях началась смута.

Так была исполнена финальная часть древнего пророчества. Все минувшие кризисы — пленение императора, пробуждение Нумидиума, восстание Дагота Ура и падение АЛЬМСИВИ, вторжение даэдра Мехруна Дагона — выбивали одну за одной скрепы мира. И вот была выбита последняя, и пробудился он. Пожиратель Мира, Алдуин, величайший из всех драконов, приходящий, чтобы поставить точку в истории Нирна и начать ее с нуля. Вслед за ним в Скайриме стали пробуждаться один за другим меньшие драконы, чтобы жечь города смертных. Кто же может остановить бессмертных крылатых чудовищ? Только тот, кто и сам дракон, но носит обличье человека. Последний из избранных верховным богом Акатошем, Драконорожденных.

То есть, конечно же, вы, наш дорогой друг.

Содержание

Достоинства и недостатки [ править ]

«Skyrim… как мгновенный эффект от зелий (дракон спалил вас чуть ли не до костей, но вы заглянули в рюкзак, нашли и съели пару буханок хлеба, кусок сыра, выпили пяток банок с зельями, проверили остроту пары мечей и двух топоров, переоделись с ног до головы – и завалили ошарашенного такой наглостью хвостатика).»
— Хабрахабр

Прежде всего достоинства игры — графика и физика, значительно улучшенные по сравнению с Oblivion. Нет больше мультяшно-кислотных цветов, мрачность происходящего подчеркивается серыми небесами, заснеженными горами и голыми лесами и рощами. Раскрывается графика постепенно: тусклый городишко Хелген, где Драконорожденный готовится встретить свои последние минуты, ни на что не претендует, да и Ривервуд такая же деревуха, как и приснопамятный Сейда Нин. Но, в первый раз оглядев окрестности с верхушки разбойничьей башни на Ветреном Пике, начинаешь понимать, как же это все-таки круто, а посетив Вайтран и приблизившись к подножию Глотки Мира, оцениваешь внешнюю сторону Скайрима по достоинству. Колорит городов здесь, в отличие от Oblivion, соблюден полностью: в лихом и разгульном Рифтене тени шмыгают по переулкам, давящий каменный Виндхельм, засыпанный снегом, задыхается от военной депрессии, расовой ненависти и страха перед прячущимся в переулках маньяком, умирающий Винтерхолд пребывает в тени Коллегии магов, разросшейся больше, чем сам городишко.

Заметно улучшен искусственный интеллект. Подслушанные беседы NPC уже не доводят до белого каления своей тупостью и неуместностью, персонажи умеют реагировать на действия игрока. Раскричавшегося на улицах оштрафуют, на место убитого лавочника встанет его жена или сын. Правда, приветствия, которыми неизбежно сопровождается появление Довакина на улицах, по-прежнему раздражают до невозможности. «Говорят, Стража Рассвета возрождается!»… [1]

Основной квест тоже стал интереснее по сравнению с Oblivion. На сей раз спасения мира, кроме нашего героя, добиваются две разные организации с разными методами, и рано или поздно ему придется выбирать, с кем ему идти — с миролюбивыми монашествующими Седобородыми или с непримиримыми Клинками. На его выполнении скажется и состояние другой сюжетной ветки — гражданской войны в Скайриме, и даже совершенно аполитичному Довакину придется влезть в это грязное дело, выступив в роли судьи между воюющими фракциями.

Расстановка сил в регионах зависит от прогресса квестов, в частности, от той же гражданской войны. По ее завершению многие форты превращаются из подземелий с разбойниками в дружественные локации, где можно получить отдых, обед и коня забесплатно, а ваши преступления в покоренных городах забываются. Укрепляя Гильдию Воров, можно получить новые возможности, дабы незаметно увильнуть от закона, а придя к власти в клане вампиров, можно каждые сутки погружать страну в нескончаемую ночь.

Читайте так же:
Стол очаг своими руками

Недостатки игры сводятся в основном к упрощению ее механики. Отмена атрибутов привела к снижению разнообразия построения персонажа; спорным новшеством стала новая система магии, с помощью которой были реализованы новые «клёвые» боевые эффекты, но стал невозможным самостоятельный дизайн заклинаний. Теперь тупо выбираем из спелл-листа. Автолевелинг уже не так нагл; разбойника в даэдрике теперь не встретить, этот недостаток враги пытаются возмещать равномерно с игроком нарастающими до определённого порога хит-пойнтами. Квесты гильдий заметно сокращены, система рангов сохранилась только в военных фракциях. Хваленый генератор бесконечных квестов Radiant Story выдает крайне однообразные задания в стиле «подай-принеси» — даже в древнем Daggerfall, где тоже использовались рандомно генерируемые квесты, и который поругивали за их однообразность, было лучше.

Да и линейность всех квестов тоже считают проблемой. В отличие от Fallout 3, где квестов в разы меньше, там есть хоть какая нелинейность. И зачастую, нет возможности отказаться от самых бесячих квестов типа убийства Партурнакса [2] .

Но, пожалуй, главным и самым зубодробительным недостатком, добрых традициях компании Bethesda, является хамство персонажей. Если в том же Fallout 3 хоть есть обоснуи (В убежище его не все любят за поступок его отца, а в пустоши его не будут любить, если он будет делать злодеяния), то в Скайриме хамство — в порядке вещей, и плевать, что вы — Довакин. И главное, если в Fallout 3 большинство хамов можно убить, то здесь — нет. Но в обеих сериях есть хамящие дети, которых нельзя убить.

Множество недостатков исправляются модами, их количество уже больше чем создано для TES3:Morrowind. Да и играть в игры серии TES без (не)официального патча — практически не принято.

«Смольный и бизнес могут сесть за стол переговоров» — бизнесмен Пригожин призывает мирно уладить конфликт между рестораторами и властью

Предновогодний «сюрприз» Смольного обернулся бунтом. Из-за жестких ограничительных мер по работе общепита владельцы баров, ресторанов и кальянных сформировали «Карту сопротивления». С каждым днем на ней появляется все больше точек, что означает — люди соглашаться с условиями властей не намерены.

Фото: dp.ru

Фото: dp.ru

Для многих рестораторов Петербурга участие в так называемом сопротивлении — вопрос выживания. Первая волна изоляции и ограничительных мер «потопила» немало заведений, вторая волна сможет полностью уничтожить ресторанную индустрию Северной столицы, уверены эксперты.

Известный петербургский предприниматель Евгений Пригожин назвал условия, в которых находится общепит с весны, адом. Бизнесмен открыто поддержал рестораторов и призвал городских чиновников к диалогу: «Я абсолютно уверен, что Смольный и бизнес могут сесть за стол переговоров, и наверняка бизнес предложит выход из ситуации, в которой и овцы останутся целы, и волки от коронавируса не помрут».

Также Евгений Пригожин подчеркнул: «Рестораторы являются де-факто малым бизнесом и лишь немногие средним. Они вынуждены, и я хорошо это знаю не понаслышке, зарабатывать каждую копейку тяжёлым трудом». Данный комментарий на своей странице в соцсетях разместила пресс-служба компании «Конкорд», подразделения которой в том числе занимаются кейтеринговым обслуживанием мероприятий.

Что касается бойкотирующих, то они, несмотря на официальный запрет властей, собираются продолжить работу в дни новогодних каникул. Напомним, что с 30 декабря по 3 января общепитам Северной столицы полагается быть закрытыми. Помимо этого, с 25 по 29 декабря и с 4 по 10 января кафе, рестораны, кальянные и бары не могут принимать гостей с 19 вечера до 6 утра.

Читайте так же:
Сделать временный стол

Лидер протестующих рестораторов, владелец бара The Right Place Роман Степанов, считает, что чем больше поддержки получит неформальное движение, тем меньше у властей будет шансов на произвол. «Такое количество заведений проверить до конца действия ограничений уже невозможно, а те, кого проверяют, открываются на следующий день без потерь. Если нас станет еще больше, чисто математическая вероятность прихода проверки будет не больше 1−2%», отметил Степанов.

Впрочем, у владельцев обещпита осталась небольшая надежда на то, что власти прислушаются к людям и вместо жестких ограничительных мер придумают более адекватные меры по сдерживанию распространения коронавируса.

Таким образом, удержание городом на Неве статуса российской гастрономической столицы висит на волоске. Во многом исход ситуации зависит от поведения чиновников. Бизнесмены давно готовы к диалогу, а вот готовы ли к коммуникации представители Смольного — вопрос открытый.

Скайрим мирные переговоры не садятся за стол

Мой брат разрушил мою идеальную пробежку, сказав:

Это совершенно выбило меня из моей ментальной зоны, и я внезапно почувствовал жжение в ногах и тяжелое дыхание. Я сбросил скорость и постепенно замедлился, пока не перешел на обычный прогулочный шаг. В голубом свете июльского предрассветного солнца Монтроуз-Бич был пустынен. Было еще не жарко. Вот почему я встал в половину-о-господи-какая-рань.

Томас тоже замедлился, пока мы не поравнялись. Его темные волосы были собраны в хвост на затылке. Как и я, он был в старой футболке, спортивных штанах и кроссовках. Но он принадлежал к тем мужчинам, что так красивы собой, что заставляли людей сомневаться, гадая — в чём тут подвох.

А еще он вампир.

— Давай разберёмся. Ты подвёз меня этим утром, — сказал я ему. — Мы проделали весь этот путь. Мы пробежали шесть миль по песку в абсолютном молчании. Весь город всё ещё тих и спокоен. Мы даже почти не встречали машин.

— И? — уточнил Томас.

Я хмуро насупился.

— И зачем ты это испортил?

Уголки его губ дрогнули.

— Извини, что испортил твое мужское время, Хемингуэй.

— Неее, — протянул я. Мы добрались до конца последнего круга, почти вернувшись к машинам. Я остановился, развернулся в сторону озера, перевел дух. Утяжеленный жилет, цеплялся за что-то у меня на плече, мешая движениям, и я крутанул раздраженно предплечьем.

Далеко над озером синева начала светлеть. Приближался рассвет.

Я бросил взгляд в его сторону. Идеальная симметрия его лица была напряжена до предела. Его глаза, что бывали иногда голубыми, но, как правило, серыми, теперь серебрились немного. Я знал этот взгляд. Томас был Голоден.

— Как это случилось? — спросил я его.

Он покосился, не повернув головы, и поднял брови.

— Тебе до сих пор не рассказали?

Я снова нахмурился:

— Я имею в виду, ты же был осторожен?

— Был, — подтвердил Томас. — К тому же мой вид почти что бесплоден. И тем не менее.

— И что будет теперь?

— В основном, как обычно. За исключением того, что Голод ребенка будет вытягивать жизненную энергию из Жюстины. Она будет основным блюдом на ближайшие семь с половиной месяцев.

Я внимательно на него посмотрел.

— Согласно семейным записям, чуть больше пятидесяти процентов либо не доживают до родов, либо умирают вскоре после них.

Читайте так же:
Девушка сидит за столом рисунок

— Адские колокола, — сказал я. Я продолжил смотреть на воду. Голубизна сменилась более светлой синевой, а затем и первым отливом золота. Чикаго начинал просыпаться вокруг нас. Шум с автострады начал постепенно нарастать. Птицы в заповеднике в конце пляжа начали петь.

— Я не знаю, что делать, — сказал Томас. — Если я её потеряю.

Он не закончил. Ему и не надо было. В этом многоточии была целая вселенная боли.

— Ты будешь в порядке, — сказал я. — Я помогу.

— Ты? — Томас переспросил со слабой улыбкой и она всего на секунду сделала его профиль светлее.

— К твоему сведению, я уже больше месяца — настоящий отец на полную ставку и Мэгги не умерла. Да я просто безумно талантлив в родительских штуках.

Я положил руку ему на плечо.

— Не выдумывай проблемы, — сказал я. — Достаточно тех, что уже навалились, не надо искать новые. Ей нужна забота. И что бы ни случилось, мы с этим справимся.

Он молча смотрел на меня, потом кивнул.

— А пока, — продолжил я. — тебе стоит сосредоточиться на том, чтобы позаботиться о себе, прежде, чем начать заботиться о ней.

— Я в порядке, — сказал он, отмахнувшись.

— А так и не скажешь.

Это заставило его дернуть головой в мою сторону и свирепо уставиться на меня. Выражение его лица изменилось. Внезапно он стал похож не столько на человека, сколько на нечто высеченное из мрамора. Злой, злой мрамор. Я почувствовал, как мои плечи напряглись в присутствии существа, которое, я знал, было действительно опасным.

Он продолжал сверлить меня взглядом, но ему приходилось задирать подбородок. Мой старший брат примерно шести футов ростом, но у меня — все шесть и девять. Обычно, когда я смотрю на него сверху вниз, у меня есть преимущество. Сегодня оно было меньше обычного, так как я неудачно встал в углубление.

Его голос был холоден.

— Оставь это, Гарри.

— А если не оставлю, — спросил я. — Ты меня ударишь?

Он сердито посмотрел на меня.

— Потому что, ну, ты знаешь. Я теперь Капитан Зима. Все может пойти не так, как ты думаешь.

Скайрим без убийств — Dawnguard

Приветствую. Я наконец-то закончил прокачку ради очков навыков и их перераспределение с помощью чёрной книги, пора продолжить прохождение. Если у вас созрел вопрос, почему я говорю об убийствах в прохождении без убийств, читайте прошлые посты. Не хочу писать одно и то же каждый раз, но путаницу создавать как-то не охота. Теперь к делу.

Страж Рассвета
Молва о страже рассвета форсится городскими стражниками уже давно, да и Дорак искал новобранцев. Квест начат, в общем. Несмотря на четвёртую стадию вампиризма, меня пропустили в форт и выдали следующий квест. Изран так мило сетовал на плохую оборону и вероятность посещения форта вампирами прямо через главный вход, очень жаль что нельзя было высказаться на этот счёт.

Пробуждение

Перед тем как идти в крипту ночной пустоты, прошёлся на высокий Хротгар и прочитал все резные таблички. Это дало мне глас небесный: временный эффект, делающий всех животных нейтрально настроенными ко мне. На практике в диапазон влияния эффекта вампиры тоже попадают, что позволяет легко дойти до Сераны. Воевал лишь с скелетами, которые к счастью могут истекать кровью, двумя драуграми и всеми, кто был в одной локации с Сераной. Последнее не планировал, но они агрятся после активации кнопки над её саркофагом. Пофиг, их по одному перебить элементарно. Далее я узнал, что Серана умнее Израна и способна опознать во мне вампира: у неё даже другие реплики есть, о чём я не знал. Прикольно.

Читайте так же:
Высота стола для вязальной машины

Линия крови
Сразу после диалога парализовал Серану пепельной скорлупой с двух рук и побежал к выходу. Гаргулий разве что убил, чтобы она не уничтожила их если я слишком долго буду выбираться. Теперь мы на улице и я вспомнил, что замок Волкихар открыть заранее забыл. Ладно, в любом порту можно попросить отвезти куда надо, поэтому мы добрались без приключений. Настало время выбрать сторону, за которую будет идти дальнейшее прохождение. Так как я уже вампир, выбор очевиден. К тому же, так мне не придётся убивать всех обитателей замка в конце.

Чаша из гелиотропа
Красноводное логово тоже забыл открыть заранее. Как и большинство локаций для этой основной сюжетной ветки, эх. Ладно, прогуляюсь, тем более что звери меня не обидят. Добрался, выпил скуму, оказался в клетке. Свалил из клетки, в стелсе всё пробежал. Вампиры-то не угроза, конечно, как и гончие смерти. Но треллы агрятся. Заметил, что по какой-то причине перестал работать перк скрытности на невидимость при приседании в бою. Это проблема, однако решу я её чуть позже. В конце пришлось убить двух вампиров, но так как они истекают кровью, сложностей не возникло. Вернул чашу в замок. Всё идёт удивительно гладко. Пока Серана не мой компаньон, мда.

Пророк
Сразу пошёл в драконий мост, оттуда куда надо. В стелсе дошёл до Дексиона, снял барьер. Стража рассвета побила его, я успокоил их школой иллюзии. Не все поддались заклинанию, поэтому пришлось парализовать одного. Быстренько сделал жреца трэллом и убежал оттуда. Ничего сложного, когда нет Сераны. Просто отлично, что её на это задание брать не обязательно было. Но далее она станет большущей занозой в моей заднице.

В погоне за прошлым
Пристань я заранее зачистил, вошли без проблем. Локация перед внутренним двориком сложностей не вызвала, но Серану я всё равно парализовал. В итоге это, а может и не это, но всё же вызвало баг: после моего выхода из локации мосты опустились и Серана не смогла попасть ко мне. Я ничего такого не планировал, однако несказанно рад. Теперь можно расчистить ей путь, уничтожив всех гаргулий и скелетов в соло. Так и сделал, потом вернулся назад. Серана перенеслась ко мне в момент смены локации, прошлись до лаборатории. Теперь нужно подготовиться, благо Серана будет смиренно ожидать в лаборатории. Быстренько добыл пару драконьих душ для переноса навыков туда-сюда, улучшил вампирскую королевскую броню и вампирские сапоги, неработающий перк пока что перебросил в другую ветку. Всё, пора посетить каирн душ.

За гранью смерти
До могильника вёл Серану в режиме скрытности, не спуская с неё глаз и следя за окружением шёпотом ауры. После разговора с Валерикой я приказал Серане ждать и парализовал её, чтоб наверняка. Не уверен, помогло ли. Она ведь не подчиняется приказам в этом квесте. Сразу после этого убежал так быстро, как только мог. Первый смотритель — тот, который с луком. Я скинул его с здания безжалостной силой. Технически, это убийство совершила гравитация.поэтому идём дальше. Смотритель с секирой был слит моим имбовым луком и добит щитом, я уже даже начал радоваться. Но нет. На смотрителе с булавой и шитом Серана появилась около меня. Я еле успел парализовать её, пришлось в темпе убить всё вокруг и быстро валить обратно к Могильнику. Быстро свалить не получилось, снова парализовал её и бросил там. Бой с Дюрневиром был лёгким, правда под конец он не хотел умирать от кровопотери. Пришлось успокоить атакующих Валерику скелетов, тогда она добила дракона. Серана всё ещё в параличе где-то валяется, что замечательно для меня. Забрал древний свиток, побежал прочь из каирна душ. Дюрневир хотел поговорить, но в тратить души на изучение трёх слов крика для призыва, который невозможен из-за 100% поглощения магии и ещё трёх слов для крика, который должен убивать, но всё равно не убьёт на легенде почти никого — такое себе удовольствие. Не стал его слушать, ушёл. Серану нигде не видно.

В поисках истины

Все свитки найдены но Дексион ослеп. Отправил меня на поляну предков. Почему меня, а не нас? Да потому что Сераны всё ещё нет поблизости.

Читайте так же:
Стол зачарования как расставить книжные полки

Невидимые видения
О, когда добрался до поляны и вошёл внутрь, Серана появилась рядом со мной лёжа. Жалко, но без неё я бы так и так не смог закончить. Сбор мотыльков — самое тупорылое занятие, какое только можно было придумать. Хорошо ещё, я могу найти все стаи даже с закрытыми глазами.

Прикосновение к небу
После прочтения древнего свитка и разговора с Сераной я сразу же кастанул на неё пепельную скорлупу и побежал к выходу в бесплотности. На улице отправил её к нужной локации, сам сходил обновить глас небесный. Вечерняя пещера не открыта на карте, пришлось прогуляться. Гелебор из тех, кто любит всё усложнять, поэтому придётся найти пять святилищ. Пробежал всё пока Серана парализована, теперь главное не трогать ничего во внутреннем святилище. Скоро и без того будет замес, который я вообще не знаю как пройти без порчи статистики. Викарий Виртур найден, но сам драться не хочет. Натравил на нас несколько волн замороженных существ, чего и следовало ожидать от снежного эльфа. Волна с замороженными корусами была лёгкой: на меня не агрились потому что глас небесный, а Серана валялась парализованная и привлекала их внимание. Тем временем я перебил всех по одному. Волна с замороженными фаллмерами полностью аналогична, но уже не из-за гласа. Третья волна сопровождалась обрушением потолка, что заставило парализованную Серану летать из угла в угол. Еле смог отбросить её безжалостной силой в более-менее адекватное место, где она продолжила отвлекать на себя внимание большинства врагов. Последняя волна примечательна древним ледяным атронахом, но он тоже истекает кровью, поэтому я смог затащить. Не хочу признавать это, но Серана очень помогла своим существованием: без неё они бы все на меня агрились, что опасно. Теперь осталось убить Виртура. Я не стал заморачиваться и скинул его с балкона безжалостной силой, за что получил лук Ауриэля. Самое время убить Харкона.

Семейный суд
Когда Харкон взрывается, его смерть идёт ко мне в статистику. Предотвратить это не удаётся.

Вывод
Пройти это дополнение без убийств невозможно. Я ожидал, что проблемы возникнут гораздо раньше: либо из-за Сераны, либо из-за Виртура с его армией. Однако нет, только финал вот так подвёл. Скриншот прикрепил, убитое существо — Алдуин.

Чтобы очистить журнал, нужно пройти гражданскую войну. Почему бы и нет? Следующий пост будет об этом.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector